Новости
Версия для печати

ВЕЛИКИЙ ПОДВИГ НАСТОЯЩЕГО ЧЕЛОВЕКА

19.05.2016
Источник информации: Официальный сайт Администрации городского округа "Город Чита"
Адрес новости: http://www.admin.chita.ru/news/?id=8018



Наверное, во все времена мальчишки одинаковы. Все они или, по крайней мере, большинство мечтают о дальних странствиях и великих свершениях, о приключениях и подвигах. И у каждого из них были свои кумиры, с которых они брали пример и о которых писали в школьных сочинениях. Так было и в далеких 30-х, и в более близких и понятных нам 50-х – 60-х годах прошлого столетия. Да и кумиры в разные времена были одни и те же, причем на первом месте всегда стояли летчики. В 30-е годы это были покорители небывалых по тем временам высот и скоростей, участники сверхдальних перелетов и завоеватели арктических широт. Для кого-то кумиром был Громов, для кого-то Чкалов, я же лично отдавал предпочтение Водопьянову. А в 50-е гг. в один строй с известными покорителями воздушного океана встали герои-летчики недавно прошедшей войны, имевшие не меньшую популярность у нашего поколения шестидесятников. Однако всеобщее признание и всенародную любовь завоевал легендарный летчик-истребитель, человек несгибаемой воли и мужества, одним словом, настоящий человек Алексей Петрович Маресьев, имя которого для многих мальчишек, в том числе и для меня, стало примером для подражания и стимулом для освоения сложной воздушной профессии. Книга Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке» была прочитана мною неоднократно, а одноименный фильм я смотрел несколько раз и с удовольствием смотрю его сейчас, хотя демонстрируется он редко. Но тогда я и представить себе не мог, что через десятки лет я буду ходить по улицам того же города, где ходил он, и взлетать и садиться на том же аэродроме, на котором он делал первые самостоятельные шаги в небе. А город этот называется Чита, а аэродром – это всем известный военный аэродром Черемушки.

Имя Алексея Петровича и его великий подвиг известны во всем мире. Но мало кто знает о том, что самые судьбоносные страницы его биографии напрямую связаны с Дальним Востоком и Забайкальем.

Родился он 20 мая 1916 года в Камышине Волгоградской области в семье рабочего. В это время шла Первая мировая война и отец Алексея оказался на фронте. Вернулся он домой через полтора года весь израненный, но не потерявший силу духа. Но уже в 1919-м отца не стало. Так что отца Алексей помнил смутно, однако мать, бабушка и старшие братья не раз говорили мальчишке, что его отец был настоящий русский мужик, у которого в руках любая работа спорилась. Видимо, поэтому трудолюбием, упорством и силой воли Алексей пошел в отца, хотя в детстве и юности не мог похвастаться хорошим здоровьем.

После окончания школы он сразу же поступил в фабрично-заводское училище и выучился на слесаря. Профессия в то время уважаемая и востребованная, однако, он, как и все мальчишки, мечтал об авиации, а потому решил поступать в Московский авиационный институт. Но первая попытка оказалась неудачной, потому что для учебы требовалось крепкое здоровье, да и стране нужны были рабочие руки на многочисленных комсомольских стройках. Именно на такую стройку в 1932 г. по комсомольской путевке приехал Алексей на Дальний Восток, где в тайге поднимался город юности Комсомольск-на-Амуре. С присущим ему энтузиазмом и трудолюбием он вместе со своими товарищами валил лес, строил первые бараки, а потом и целые кварталы. А молодые строители, увлеченные, как и вся молодежь страны, авиацией днем строили город, а по вечерам – свой аэроклуб. И построили. Два самолета У-2, переданные клубу из какой-то организации, были уже изношенные, ремонтированные не один раз, но они летали. 12 июня 1937 г. в газете «Амурский ударник», посвященной празднованию пятилетия Комсомольска, было напечатано, что в праздничный день в небе над городом выполнили свои первые учебно-вывозные полеты учлеты аэроклуба Алексей Маресьев и Петр Ше-мандюк.

Казалось бы, перед Алексеем открываются широкие возможности для освоения воздушного пространства, но закончить аэроклуб ему не удалось. Осенью того же 1937 г. его призвали в ряды Красной Армии. С определением места службы ему, пожалуй, очень повезло. Мало того, оно оказалось судьбоносным, поскольку служить его направили в 12-й авиационный погранотряд, базирующийся на острове Сахалин. Должность у Алексея была самая скромная – механик самолета Р-5, но относился он к своим обязанностям со свойственными ему старанием и ответственностью. Командир отряда сразу же заметил неподдельный интерес паренька к авиационной технике. А когда узнал, что механик до призыва учился в аэроклубе и уже летал с инструктором на У-2, то иногда стал брать его с собой в полет. В этих полетах Алексей Петрович окончательно определил свою дальнейшую судьбу.

Несмотря на скромную должность, Алексей чувствовал и понимал, что наступают тревожные времена. Японская оккупация Маньчжурии, события в районе озера Хасан не могли остаться незамеченными. Да и в разведсводках высоких военных штабов уже начинало появляться загадочное и непонятное слово Халхин-Гол. Советское руководство, несомненно, знало о военных приготовлениях Японии и принимало все доступные меры для противодействия, в том числе по формированию военных учебных заведений в Сибири и Забайкалье для подготовки авиационных специалистов.

В мае 1931 г. была создана Иркутская военная школа авиамехаников. Первый выпуск школы в количестве 97 авиатехников состоялся в октябре 1932 г. В 1937 г. в Толмачево открылась Новосибирское авиационное училище по подготовке летчиков-истребителей. 19 августа 1938 г. в соответствии с приказом Наркома Обороны СССР на базе аэродрома Чита-1 начинается формирование 30-й школы пилотов-истребителей. В это же время в Улан-Удэ формировалась 27-я летная школа по подготовке летчиков бомбардировочной авиации. Однако по причине отсутствия подходящих условий для размещения школы, она впоследствии была переведена в Читу.

Начальником 30-й школы был назначен полковник Оковин. Он был далек от такого понятия, как кабинетный работник и часто встречался с курсантами, вникая в их проблемы. Он был летчиком, однако в не таком уж далеком прошлом служил кавалеристом в Чапаевской дивизии, что нередко проявлялось в его привычках. Он даже на стуле сидел как в седле, чуть наклонясь вперед. И когда он проводил с курсантами беседу, то они просили его рассказать не о полетах, а о конных атаках, в которых ему приходилось участвовать. И он рассказывал, возвращаясь в мыслях в прошлое и снова чувствуя себя лихим кавалеристом.

Но это было потом, а сейчас под его руководством начиналось самое главное – набор курсантов. Создание в Чите военной летной школы стало для забайкальской молодежи настоящим событием, потому что в те дале-кие 30-е годы увлечение самолетами и стремление в небо были массовыми. Однако отбор в школу пилотов был строгим и избирательным. Предпочтение для поступления предоставлялось прежде всего тем, кто окончил к этому времени аэроклуб или хотя бы прошел курс наземной подготовки. И, надо сказать, что в числе первых курсантов Читинской школы пилотов таковых оказалось немало. Однако поступить в 30-ю школу пилотов в год ее открытия посчастливилось не только забайкальцам. Немало поступило и иногородних ребят, в числе которых был и Алексей Маресьев. Незадолго до этого он по ходатайству командования авиационного погранотряда был направлен в Читу для поступления в школу пилотов-истребителей.

Но вот набор закончен и на воротничках гимнастерок новоиспеченных курсантов появились заветные голубые петлицы. Курсантов распределили по отрядам, звеньям и летным группам. Старшиной первого звена был назначен Алексей Маресьев. А потом начались напряженные курсантские будни: ранний подъем, зарядка, завтрак. После завтрака начинались занятия в классе. Курсанты осваивали сложную теорию воздушной стрельбы и теорию полета, навигацию и метеорологию, авиационную технику и авиационную медицину. Особых затруднений в учебе Алексей не испытывал, особенно при изучении авиатехники. Сказывались полученная ранее рабочая специальность и служба в авиационном погранотряде.

Однако наряду с авиационными дисциплинами не оставались в стороне и общевойсковые вопросы. Однажды после полуночи раздалась команда дежурного: «Подъем! Боевая тревога!». Нельзя сказать, что подобная команда была для курсантов неожиданностью. Они понимали и знали, что время тревожное, что участились случаи нарушения советской границы со стороны японских самураев, и хотя граница была не рядом с Читой, но все же не так уж и далеко, всего один перелет истребителя. Поэтому чувствовали они себя чуть ли не основными защитниками Отечества на восточных рубежах, от которых зависит безопасность Родины. Но на этот раз их участие в защите Родины не потребовалось. Просто курсантам предстояло совершить тридцатипятикилометровый переход, что тоже является задачей сложной, ответственной и утомительной. Во время перехода кто-то из курсантов усомнился в це-лесообразности подобных походов для будущих летчиков. На эту идущую из глубины души мысль старшина первого звена Маресьев ответил, что не только на самолете летчик должен быть готов к боевым действиям. В воздушном бою любой из них может быть сбитым над территорией противника. Вот тогда на земле и помогут закалка и навыки, приобретенные в учебных походах. И кто бы мог подумать тогда, что через три года именно Маресьеву и в самом деле выпадут на долю те испытания, к каким он готовил себя и своих товарищей.

С наступлением первых весенних дней начались учебные полеты. Аэродром ожил, наполнившись мощным хором многочисленных самолетных двигателей. Сначала в воздухе потренировались инструкторы на учебно-тренировочном УТ-2, а затем наступила очередь курсантов осваивать «воздушную парту» легендарный учебный У-2. Летали много и неутомимо. Некоторые инструкторы, обучая курсантов, выполняли по шестьдесят – семьдесят посадок в день. Сейчас такое даже представить трудно, но тогда время и обстановка диктовали свои условия. С каждым полетом и с каждым днем росло летное умение курсантов. При освоении летной программы Маресьев считался одним из лучших. У него не было проблем с пилотированием ни учебных, ни боевых самолетов, на которых курсанты начали летать уже в Батайске. И вот, наконец, подошло время выполнения самостоятельных полетов. Но все планы нарушились из-за начавшихся событий на Халхин-Голе.

На аэродроме школы пилотов разместилась боевая авиация. Учебные полеты прекратились. Все надеялись, что временно, но надолго ли? Тяжелые бомбардировщики ТБ-3 непрерывно с ревом поднимались в воздух, медленно набирали высоту и плотным строем уходили на восток. Отбомбившись по японским позициям, они на обратном пути садились на прифронтовые площадки, забирали раненых и возвращались в Читу. Вся тяжесть погрузки и разгрузки огромных самолетов легла на плечи курсантов. С утра до вечера они носили ящики с медикаментами, катали бомбы, помогали переносить раненых. А инструкторы с рассвета и дотемна несли боевое дежурство на истребителях, готовые к взлету в случае появления японских бомбардировщиков. Однажды на аэродроме для дозаправки приземлились три транспортных самолета, на которых в район Халхин-Гола летела группа летчиков-истребителей. Официально о них ничего не говорилось, однако до курсантов доходили слухи, что это в район боевых действий прибыли опытнейшие пилоты, которые сражались в Испании.

Курсантам очень хотелось встретиться с героями неба над Халхин-Голом. И однажды в казарму в сопровождении комиссара пришел незнакомый летчик. У него был прямой взгляд и спокойный голос. Фамилию его курсантам не назвали, звание тоже определить было невозможно, поскольку ни петлиц, ни знаков различия на гимнастерке не было. Гость непринужденно сел за стол и начал разговор с того, что дал самолету И-16, на котором он летал еще в Испании, и на котором предстояло летать курсантам, блестящую характеристику. Беседа затянулась надолго. В заключение гость пожелал курсантам успехов в освоении летного мастерства, а курсанты ему – побед в воздушных боях с японцами. Маресьев, да и все курсанты с восхищением смотрели на пилота, ловили каждое его слово и после встречи старались еще лучше и глубже изучить боевую технику.

Осенью 1939 г. события на Халхин-Голе закончились. Страна славила своих героев, а курсанты разбирали учебные самолеты, запаковывали их в ящики и готовили к отправке по железной дороге. Обе Читинские летные школы готовились к переезду на другое место, поскольку эпицентр военной угрозы уже явно обозначился на западе и наличие летных школ на востоке утратило свою актуальность. И все же в преддорожной суете курсанты из газет узнали, что с ними беседовал известный летчик Сергей Иванович Грицевец, ставший в боях с японцами первым в стране дважды Героем Советского Союза.

В октябре 1939 г., после перебазирования, 30-я школа разместилась на базе расформированной Батайской Краснознаменной школы гражданского воздушного флота имени Баранова. 28 декабря 1939 г. Приказом НКО  № 0234 Читинская школа была переименована в Батайскую школу пилотов имени А. К. Серова. В июне 1940 г. состоялся ее первый выпуск курсантов. Страна получила 542 летчика-истребителя, которые начинали учиться еще в Чите. В числе выпускников был и Алексей Петрович Маресьев. Командованием школы ему было предложено остаться в ней инструктором. Он согласился. До войны оставался всего один год.

С первых же дней войны Алексей Петрович, как, впрочем, большин-ство инструкторов, стремился на фронт. Но добиться этого долго не удава-лось, потому что основным делом инструктора было готовить летчиков. Только 23 августа 1945 г. он впервые встретился в небе с врагом, когда в составе звена вылетел в район Кривого Рога. Летал он уже на новом фронтовом истребителе Як-1, который освоил легко и быстро. Свой первый немецкий самолет «Юнкерс-52» Алексей сбил спустя пять месяцев. За первые три месяца 1942 года он довел личный счет сбитых самолетов до четырех. В общем, он ничем особо не выделялся из среды своих однополчан.

Вскоре он был переведен на запад и сражался с фашистами в районе Новгорода. Именно здесь, над Демянским плацдармом начался для него отсчет нового времени и путь к всемирной славе. 4 апреля 1942 г. самолет Маресьева был подбит в воздушном бою. На поврежденном самолете с остановившимся мотором далеко не улетишь. Алексей стал планировать к земле, высматривая подходящее место для вынужденной посадки. Впереди в гуще леса он заметил белый, свободный от деревьев, островок и решил садиться туда. Самолет снижался непривычно быстро. Алексей, скорее по привычке, чем осознанно, выпустил шасси чуть раньше, чем следовало, и это оказалось роковой ошибкой. До поляны самолет не дотянул. Зацепившись лыжами за деревья, он рухнул в лес. Много лет спустя, на встречах с журналистами Алексей Петрович с сожалением говорил: «Ну зачем я выпустил шасси?».

Восемнадцать суток тяжело раненный летчик с перебитыми ногами ползком пробирался из вражеского тыла к линии фронта. К своим он попал только 22 апреля. Ну а потом – госпитализация, ампутация голеней обеих ног, первые шаги на протезах и неумолимое заключение медицинской комиссии: к летной службе не годен. Но Алексей не смирился с таким выводом. Отчаянная борьба за возвращение в небо дала свои результаты. Та же медицинская комиссия все же допустила его к тренировочным полетам на учебном самолете.

Старый, добрый, знакомый до последнего винтика У-2 не подвел Алексея. Он помог поверить Маресьву и убедил его, что летать можно и без ног. И Алексей решает добиваться того, чтобы встать в боевой строй. И добился. Через некоторое время он приступает к тренировкам на истребителе Ла-5. Боевой истребитель подчинился не сразу. Оно и понятно: у него и скорость побольше, да и управление построже. Но со временем Алексей Петрович справился и с этой задачей.

В июне 1943 г. старший лейтенант Маресьев прибыл в 63-й истреби-тельный авиационный полк на Брянский фронт. Конечно же, Алексей переживал, опасаясь, что летчики полка не примут его. И действительно, доверие он завоевал не сразу. Командир полка берег его и не выпускал на боевые задания. Алексею разрешалось подниматься в воздух лишь к моменту возвращения самолетов полка с задания для их прикрытия при посадке в случае внезапной атаки вражеских «охотников». Но он рвался в бой. Поддержал Алексея в его стремлении командир эскадрильи капитан Александр Числов и предложил Маресьеву полетать с ним в качестве ведомого. Так и сделали. 6 июля 1943 г. Алексей открыл новый счет своим воздушным победам. На глазах комэска он сбил Мессершмит-109. Так он вписался в коллектив и уже никто не мог упрекнуть его в том, что он является обузой для полка. Для него началась обычная напряженная череда воздушных боев, в которых он сбил еще 7 самолетов противника, доведя свой личный счет сбитых до 11.

В августе 1943 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В отставку Алексей Петрович вышел в 1946 г. В 1952 г. окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1956 г. защитил кандидатскую диссертацию по истории. В сентябре 1956 г. он назначен ответственным секретарем, а в 1983 г. – первым заместителем председателя Советского комитета ветеранов войны. Умер 18 мая 2001 г. в Москве.

Забайкальцы не забыли о том, что человек-легенда, прославленный летчик-истребитель Герой Советского Союза Алексей Петрович Маресьев свои первые самостоятельные шаги в небе делал с читинского аэродрома. В 2005 г., в год 60-летия Великой Победы, ветераны Военно-Воздушных Сил Забайкалья обратились к руководству города с инициативой об установлении памятного знака этому удивительному настоящему человеку в память о том, что он когда-то жил и учился в нашем городе. В ноябре 2006 г. этот знак был установлен на улице Авиационной при въезде на военный аэродром Черемушки. И теперь каждый, кому небезразлична или интересна история Забайкальского края, может посмотреть и даже прикоснуться к короткому, но яркому эпизоду воинской славы Читы.

А Читинская, вернее теперь уже Батайская, летная школа после первого выпуска активно продолжала свою деятельность, перейдя на подготовку летных кадров по ускоренной программе. К началу войны она выпустила 1414 летчиков-истребителей на самолетах И-5, И-15 и И-16. С началом войны срок обучения курсантов сократили до 6 месяцев. Всего же за предвоенный и военный период школа подготовила около 4000 летчиков.

В послевоенные годы школа приобретает статус военного авиационного училища им. А. К. Серова, а, начиная с 1952 г., готовит летчиков на реактивных истребителях. В 1960 г. училище было реорганизовано в Объединенное военное летно-техническое училище для подготовки военнослужащих для стран народной демократии с дислокацией штаба училища в городе Краснодаре на базе бывшей Краснодарской высшей офицерской школы штурманов ВВС. 29 августа 1998 г. училище преобразовано в Краснодарский военный авиационный институт. Летом 2001 г. к нему присоединяются Армавирский и Балашовский военные институты. И с этого момента Краснодарский ВАИ становится единственным головным вузом Военно-Воздушных Сил России, который готовит военных летчиков. В 2004 г. институт опять поменял свое название. Теперь это Краснодарское высшее военное училище летчиков (военный институт) имени Героя Советского Союза А. К. Серова. Но, как бы он ни назывался, для нас главное то, что это известное не только в нашей стране, но и далеко за рубежом высшее военное учебное заведение своими корнями уходит в далекое Забайкалье, в город Читу.

Борис Родиков, ветеран ВВС Забайкалья



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Чита. День за днем.»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: www.chita-day.ru

Все новости раздела




  Добавить комментарий
Подпись
Текст
 


RSS-лента
Другие новости раздела:
Управление по делам ГО и ЧС городского округа «Город Чита» обращает внимание жителей краевого центра и гостей города, что в период с 20 по 24 августа будет проводиться проверка системы оповещения населения. ...
Более 60 председателей дачных кооперативов города, попавших в зону подтопления, были приглашены на встречу с руководителем администрации городского округа «Город Чита» Олегом Кузнецовым. Рабочее совещание касалось уточнения списков пострадавших участков ...
В соответствии со ст. 358 Налогового кодекса РФ автомобиль, находящийся в розыске, не является объектом налогообложения. Однако указанный факт должен быть подтвержден документально. ...
Эту задачу поставил сегодня членам городской комиссии по чрезвычайным ситуациям ее председатель, руководитель администрации городского округа Олег Кузнецов. Открывая заседание, на котором присутствовали руководители ресурсоснабжающих организаций, ...
Популярное
Согласно Федеральному закону от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» чрезвычайная ситуация (ЧС) – это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате ...
Большинство читинцев в эти июльские дни с тревогой следят за прогнозом погоды: не будет ли дождя и дальнейшего разлива рек. Известно, что именно от точного прогноза зависят и действия властей, решающих, готовиться ли к эвакуации людей, привлекая ...